Мудрый ворон — WiseRaven.ru
Главная
О мироздании
О человеке
О судьбе
О вере
О любви
О чувствах
О страхе
О жизни
О женщинах
О мужчинах
О сексе
О семье и браке
О дружбе
Об одиночестве
О творчестве
Об успехе
О счастье
О музыке
О снах
О свободе
О правде
О справедливости
О добре и зле
О мудрости
О совести
О борьбе
О власти
О политике
О войне
О боли
О смерти
О времени
О бизнесе
О деньгах
О технике
О науке
О будущем
Другие темы
По авторам


Мудрый ворон — WiseRaven.ru

Авторы: Кобо Абэ, Айзек Азимов, Ба Цзинь, Оноре де Бальзак, Ричард Бах, Александр Беляев, Энн Бронте, Лоис Макмастер Буджолд, Бернар Вербер, Вудро Вильсон, Норберт Винер, Индира Ганди, Махатма Ганди, Нил Гейман, О. Генри, Иоганн Вольфганг Гёте, Шарль де Голль, Сальвадор Дали, Джебран Халиль Джебран, Филип Дик, Эмили Дикинсон, Чарльз Диккенс, Гордон Диксон, Илья Ильф и Евгений Петров, Мартин Лютер Кинг, Генри Киссинджер, Артур Кларк, Милан Кундера, Сёрен Кьеркегор, Лао Цзы, Франсуа де Ларошфуко, Урсула Ле Гуин, Станислав Лем, Станислав Ежи Лец, Астрид Линдгрен, Мартин Лютер, Томас Манн, Голда Меир, Ги де Мопассан, Харуки Мураками, Владимир Набоков, Фридрих Ницше, Терри Пратчетт, Николай Рерих, Теодор Рузвельт, Юрий Рытхэу, Айн Рэнд, Клиффорд Саймак, Антуан де Сент-Экзюпери, Соломон, Аркадий Стругацкий и Борис Стругацкий, Мать Тереза, Джон Р. Р. Толкин, Лев Толстой, Маргарет Тэтчер, У Чэнъэнь, Мишель Уэльбек, Генри Форд, Макс Фрай, Роберт Хайнлайн, Даниил Хармс, Хо Ши Мин, Коко Шанель, Роберт Шекли, Ши Найань, Шолом-Алейхем, Эзоп, Туве Янссон и другие авторы.
Случайная подборка цитат.
Цитаты, афоризмы, изречения
Мудрый ворон
Мудрые мысли, высказывания, притчи

Темы | Авторы


Анри Рене Альбер Ги де Мопассан (1850—1893) — французский писатель. Представитель натуралистической школы.


Мудрый Ворон

Ги де Мопассан


1   2  


В день, когда я понял, что полюбил тебя, я сказал себе то, что должны говорить все влюблённые в подобном случае: мужчина, который любит женщину, который стремится её завоевать, добивается её, который берёт её, тем самым вступает с ней в священное соглашение. Это относится, конечно, к такой женщине, как вы, а не к женщине, сердце которой доступно всем. Брак, имеющий большой общественный смысл, большое правовое значение, представляет в моих глазах весьма ничтожную моральную ценность, если принять во внимание условия, при которых он обычно заключается.

Итак, если женщина, связанная этими законными узами, не любит своего мужа и не может его любить, то сердце её свободно, и если она встречает мужчину, который ей нравится, и отдаётся ему, и если мужчина свободен и берёт эту женщину — я говорю, что они вступают в союз друг с другом путем свободного соглашения, в союз более прочный, чем тот, что скреплён словами согласия, которые бормочут в присутствии мэра, украшенного трёхцветной перевязью.

Я хочу сказать, что если оба они люди честные, то их связь должна быть глубже, сильнее, естественнее, чем если бы она была освящена всеми таинствами.


Ги де Мопассан, «Новогодний подарок»


Вы знаете, что такое эти парижские любовные интрижки. В один прекрасный день по дороге в университет вы встречаете юную особу без шляпы, которая прогуливается под руку с подругой перед началом работы. Вы обмениваетесь с ней взглядом и вдруг ощущаете как бы легкий толчок, какой испытываешь иной раз от взгляда женщины. Одна из прелестей жизни — в этой внезапной физической симпатии, расцветающей при случайной встрече, в этом тонком, изящном соблазне, которому сразу поддаёшься, соприкоснувшись с существом, созданным для того, чтобы нравиться нам и быть нами любимым. И будет ли оно горячо любимо или не очень, — не всё ли равно? В его природе есть что-то, отвечающее тайной жажде любви, заложенной в природе вашего существа. С первого же раза, заметив это лицо, этот рот, волосы, улыбку, вы чувствуете, как обаяние их проникает в вас сладкой и восхитительной радостью, вы чувствуете, что вас наполняет какое-то блаженство, что в вас внезапно пробуждается к этой незнакомой женщине некая, еще смутная нежность. Так и чудится в ней какой-то призыв, на который вы откликаетесь, что-то притягивающее, что манит вас к себе; так и чудится, что вы уже давным-давно знакомы с ней, уже видели её когда-то и знаете, о чём она думает.

На следующий день в тот же час вы проходите по той же улице. Опять встречаете её. Возвращаетесь сюда на другой день и ещё на следующий. Наконец завязывается разговор. И любовная интрига следует своим чередом, закономерным, как болезнь.


Ги де Мопассан, «Хозяйка»,


Печальны были следующие дни, те мрачные дни, когда дом кажется пустым из-за отсутствия близкого существа, исчезнувшего навеки, дни, истерзанные страданиями при каждом взгляде на любой предмет, которым постоянно пользовался умерший. Ежеминутно в сердце возникает какое-нибудь мучительное воспоминание. Вот его кресло, его зонтик, оставшийся в передней, его стакан, не убранный прислугой! И во всех комнатах ещё лежат в беспорядке его вещи: ножницы, перчатки, книга, к страницам которой прикасались его отяжелевшие пальцы, множество мелочей, приобретающих болезненное значение, потому что они напоминают тысячу мелких фактов.

И голос его преследует вас; кажется, будто его слышишь; хочется бежать неведомо куда, уйти от наваждений этого дома.


Ги де Мопассан, «Жизнь»,


Дело в том, что он полюбил безумною любовью, сам не зная почему, вопреки своему тонкому вкусу, вопреки своему разуму, вопреки даже собственной воле. Он упал в пропасть этой любви, как падают в яму, полную жидкой грязи. Нежный и утончённый от природы, он мечтал о связи изысканной, идеальной и страстной, а его захватила, пленила, овладела им целиком с ног до головы, душою его и телом, эта женщина-стрекоза, глупая, как все девки, глупая выводящей из терпения глупостью, некрасивая, худая и сварливая. Он подчинился этим женским чарам, загадочным и всемогущим, этой таинственной силе, этой изумительной власти, неведомо откуда берущейся, порождённой бесом плоти и повергающей самого разумного человека к ногам первой попавшейся девки, хотя бы ничто в ней и не могло объяснить её рокового и непреодолимого господства.


Ги де Мопассан, «Подруга Поля»,


Найдётся ли на свете чувство более острое, чем женское любопытство? О, узнать, увидеть, потрогать то, о чём мечталось! Чего только не сделает женщина ради этого! Когда её нетерпеливое любопытство задето, она пойдёт на какое угодно безумие, на какую угодно неосторожность, проявит какую угодно смелость, не отступит ни перед чем. Я говорю о настоящих женщинах, о женщинах, ум которых представляет собою ящик с тройным дном; с виду это ум рассудительный и холодный, но три его потайных отделения наполнены: первое — вечно возбужденным женским беспокойством, второе — притворством под маской прямодушия, притворством, свойственным ханжам, полным софистики и весьма опасным; и, наконец, последнее — очаровательной наглостью, прелестным плутовством, восхитительным вероломством — всеми теми извращёнными свойствами, которые толкают на самоубийство глупо доверчивых влюблённых и восхищают остальных мужчин.


Ги де Мопассан, «Парижское приключение»,


...женщины, подкреплявшие свои мнения больше поэзией, нежели фактами, утверждали, что любовь, великая любовь, может выпасть смертному только однажды, что эта любовь подобна удару молнии и что сердце, тронутое ею, бывает настолько опустошено, разгромлено, испепелено, что никакое другое сильное чувство и даже никакая мечта о любви уже не могут возродиться в нём.


Ги де Мопассан, «Плетельщица стульев»,


Самое сильное горе, выпадающее на долю человека, — конечно, потеря ребёнка матерью и утрата матери взрослым человеком. Это горе жестокое, ужасное, оно потрясает нас целиком, раздирает душу...


Ги де Мопассан, «Менуэт»,


1   2  



Ссылки
© «Мудрый ворон», работает с 2008 года

Время генерации страницы 0.0381 с.